Горские евреи

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная исправленная статья
Четырнадцатилетняя замужняя горская еврейка. 1930-е гг. Из кн.: Бейзер М., Мицель М. Американский брат: Джойнт в России, СССР, СНГ. Москва — Иерусалим: Джойнт, 2004.

Го́рские евре́и (самоназвание — жугьур [джуhур], мн. ч. жугьургь, более традиционно также гьивр) — еврейская этнолингвистическая группа (община). Проживают в основном в Азербайджане и Дагестане. Термин «горские евреи» возник в первой половине 19 в. в период аннексии этих территорий Российской империей.

Содержание

Общие сведения

Языки

Горские евреи говорят на нескольких близких друг другу диалектах татского языка, принадлежащего к западной ветви иранской группы языков индоевропейской семьи (в совокупности называемых также еврейско-иранским языком распространены также иврит, русский, азербайджанский, английский и другие языки, в диаспоре практически вытеснившие родной язык.

Численность

Согласно подсчетам, основанным на советских переписях населения 1970 г., число горских евреев по различным оценкам в 1970 г. составляло 50-70 тысяч человек. 17,109 горских евреев при переписи 1970 г. и около 22 тыс. при переписи 1979 г. предпочли назвать себя татами, чтобы избежать регистрации в качестве евреев и связанной с этим дискриминации со стороны властей.

Основными центрами концентрации горских евреев являются: в Азербайджане — Баку (столица республики) и город Куба (где большинство горских евреев проживает в предместье Красная Слобода, заселенном исключительно евреями); в Дагестане — Дербент, Махачкала (столица республики, до 1922 г. — Петровск-Порт) и Буйнакск (до 1922 г. — Темир-Хан-Шура). До начала военных действий в Чечне вне пределов Азербайджана и Дагестана значительное число горских евреев жили в Нальчике (предместье Еврейская Колонка) и в Грозном.

На 2006 год общая численность составляла около 110 тыс. чел., из них:

  • в Израиле — 50 тыс. чел.;
  • в Азербайджане — 37 тыс. чел.[1] (по другим оценкам — 12 тыс.), из них около 30 тыс. в самом Баку и 4000 в Красной Слободе;
  • в России — 20 тыс. чел. (2006, оценка), в том числе в Москве — 10 тыс. чел., в районе Кавказских Минеральных Вод](Пятигорск) — 7 тыс. чел., в Дагестане — ок. 2 тыс. чел

Группы

Делятся на 7 локальных групп:

  1. нальчикские (нальчигё) — Нальчик и близлежащие города Кабардино-Балкарии.
  2. кубанские (губони) — Краснодарский край и часть Карачаево-Черкессии, большая часть кубанских евреев была убита, сначала во время раскулачивания, позже во время холокоста.
  3. кайтагские (кайтоги) — Кайтагский район Дагестана, особенно в Тубенауле и Маджалисе;
  4. дербентские (дарбанди) — Дербентский район Дагестана, включая село Нюгди.
  5. кубинские (губои) — север Азербайджана, в основном в посёлке Красная Слобода (Кырмызы Кесебе);
  6. ширванские (ширвони) — северо-восток Азербайджана, в прошлом село Мюджи Шемахинского района, а также в Баку;
  7. варташенские — города Огуз (ранее Варташен), Гянджа, Исмаиллы, Шемаха (около 2000 чел.).

История

Появление евреев на Кавказе

По лингвистическим и историческим данным, евреи начиали проникать из Ирана и Месопотамии в Восточное Закавказье не позже середины VI века н. э., где они селились (в его восточных и северо-восточных районах) среди населения, говорящего по-татски, и переходили на этот язык, вероятно, в связи с подавлением восстания Мар Зутры II в Иране (одновременно с движением маздакитов) и поселением его участников в новых укреплениях в районе Дербента.

Караим Аль-Киркисани и мусульманский историк аль-Масуди рассказывают о многих евреях, живущих на Кавказе. Еврейские поселения Кавказа были одним из источников иудаизма в Хазарском каганате. С мусульманским завоеванием в 8 веке многие евреи на Кавказе были вынуждены принять ислам.

Судя по языковым и косвенным историческим данным, можно предположить, что община горских евреев образовалась вследствие постоянной иммиграции евреев из Северного Ирана, а также, возможно, иммиграции евреев из близлежащих районов Византийской империи в Закавказский Азербайджан, где они селились (в его восточных и северо-восточных районах) среди населения, говорящего по-татски, и переходили на этот язык.

Эта иммиграция, видимо, началась вместе с мусульманскими завоеваниями в данных районах (639—643) как часть миграционных движений, характерных для того времени, и продолжалась в течение всего периода между арабским и монгольским (середина 13 в.) завоеваниями. Можно также предположить, что основные ее волны прекратились в начале 11 в. в связи с массовым вторжением кочевников — тюрок-огузов. Видимо, это вторжение вызвало также передвижение значительной части татоязычного еврейского населения Закавказского Азербайджана далее на север, в Дагестан.

Там они вошли в соприкосновение с остатками принявших в 8 в. иудейство хазар, государство которых прекратило существование не ранее 60-х гг. 10 в., и те с течением времени были ассимилированы еврейскими иммигрантами. В состав горских евреев вошли также более поздние переселенцы из Ирана, арамееязычные курдистанские евреи.

Наиболее ранние материальные памятники горских евреев (надгробные стелы в районе города Маджалис в Дагестане) относятся к XVI веку. Существовала сплошная полоса поселений горских евреев между Кайтагом и районом Шемахи.

Средневековье

Бениамин из Туделы среди общин, подчиненных в конце XII века эксиларху в Багдаде, упоминает евреев, живших в Араратских горах, в земле Алании, «которая окружена горами» и в земле Гурга (Грузия).

В 1254 г. фламандский путешественник монах Гийом Рубруквис (Рубрук) отмечает наличие «большого числа евреев» на всем Восточном Кавказе, — видимо, как в Дагестане (или его части), так и в Азербайджане. Вероятно, горские евреи поддерживали связи с ближайшей к ним в географическом отношении еврейской общиной — с евреями Грузии, но данные об этом не обнаружены. С другой стороны, можно с уверенностью утверждать, что горские евреи поддерживали контакты с еврейскими общинами бассейна Средиземного моря.

Египетский мусульманский историограф Тагриберди (1409—1470) рассказывает о еврейских купцах из «Черкесии» (то есть с Кавказа), посещавших Каир. Вследствие таких связей в места проживания горских евреев попадали и печатные книги: в городе Куба до начала 20 в. хранились книги, напечатанные в Венеции в конце 16 в. и начале 17 в. Видимо, вместе с печатными книгами распространился и укоренился среди горских евреев сефардский носах (литургический уклад), принятый у них и по сей день.

Возможно, причиной, породившей в Европе рубежа 16-17 вв. слухи о существовании «девяти с половиной еврейских колен», было появление в то время в Италии еврейских купцов из Восточного Кавказа. Голландский путешественник Н. Витсен, посетивший Дагестан в 1690 г., нашел там много евреев, особенно в деревне Буйнак (недалеко от нынешнего Буйнакска) и в удельном владении (ханстве) Каракайтаг, где, по его словам, жили в то время 15 тыс. евреев.

Видимо, 17 в. и начало 18 в. были для горских евреев периодом определенного спокойствия и процветания. Существовала сплошная полоса еврейских поселений на севере нынешнего Азербайджана и на юге Дагестана, в районе между городами Куба и Дербент. Одна из долин близ Дербента была, по-видимому, заселена главным образом евреями, и окружающее население называло ее Джухуд-Ката (Еврейская долина). Наиболее крупное поселение долины — Аба-Сава — служило и центром духовной жизни общины.

Сохранилось несколько пиютов, которые сочинил на иврите, живший там пайтан Элиша бен Шмуэль. В Аба-Сава жил и теолог Гершон Лала бен Моше Накди, составивший комментарий к «Яд hа-хазака» Маймонида. Последним свидетельством религиозного творчества на иврите в среде общины следует считать каббалистическое сочинение «Кол мевассер» («Голос вестника»), которое написал где-то между 1806 г. и 1828 г. Маттатья бен Шмуэль hа-Коhен Мизрахи из города Шемаха, южнее Кубы.

В 1742 году горские евреи были вынуждены спасаться от Надир-шаха, в 1797—1799 — от Казикумухского хана. Вхождение Кавказа в состав России спасло их от погромов в результате феодальных междоусобиц и насильственного обращения в ислам.

В 1797 г. (или 1799 г.) правитель казикумухов (лаков) Сурхай-хан напал на Аба-Сава и после ожесточенного сражения, в котором пали почти 160 защитников села, казнил всех взятых в плен мужчин, разрушил село, а женщин и детей увел в качестве добычи. Так пришел конец поселениям Еврейской долины. Уцелевшие и успевшие скрыться евреи нашли убежище в Дербенте под покровительством местного правителя Фатх-Алихана, владения которого простирались до города Куба.

В середине XIX века горские евреи поселились за пределами первоначальной этнической территории — при русских крепостях и админстративных центрах на Северном Кавказе: Буйнакске (Темир-Хан-Шуре), Махачкале (Петровск-Порт), Андрей-ауле, Хасавюрте, Грозном, Моздоке, Нальчике, Джегонасе и др.

В 1806 г. Россия окончательно аннексировала Дербент и окружающую его территорию. В 1813 г. был фактически (а в 1828 г. — и официально) аннексирован Закавказский Азербайджан. Так перешли под власть России районы, где жили подавляющее большинство горских евреев.

В 1830 г. в Дагестане (кроме части прибрежной полосы, включая Дербент) началось восстание против России под руководством Шамиля, продолжавшееся с перерывами до 1859 г. Лозунгом восстания была священная война мусульман против «неверных», поэтому оно сопровождалось жестокими нападениями на горских евреев. Жители ряда аулов (деревень) были насильственно обращены в ислам и со временем слились с окружающим населением, хотя среди жителей этих аулов в течение нескольких поколений сохранялась память об их еврейском происхождении.

С постепенным завоеванием региона Россией в первой половине XIX века вопрос о правах живущих там евреев по российским законам встал при яростно антиеврейском царе Николае I. Центральное правительство намеревалось изгнать евреев с Кавказа, и местным властям был направлен указ о выселении. Однако в них указывалось, что евреи, которых насчитывается более 12 000 человек, жили в этом районе на протяжении многих поколений и были интегрированы в жизнь региона.

Из числа 7649 горских евреев, находившихся, согласно официальным русским данным, под властью России в 1835 г., сельские жители составляли 58,3 % (4459 душ), горожане — 41,7 % (3190 душ). Большинство из них были фермерами или ремесленниками, а некоторые были крепостными, от прав на которых местные помещики не соглашались отказываться.

В 1837 г. право проживания в пределах Кавказа местных евреев было утверждено законом, но их проживание в других частях России не разрешалось. С другой стороны, проживание на Кавказе было запрещено евреям России, которых местные евреи знали как «ашкеназов». Лишь в 1860-е годы некоторые евреи, которым тогда разрешили жить за чертой оседлости, начали селиться на Кавказе.

В 1840 г. главы общины горских евреев в Дербенте обратились к Николаю I с петицией (написанной на иврите), прося «собрать рассеянных с гор, из лесов и малых сел, что находятся в руках татар (то есть восставших мусульман) в города и большие поселения», то есть перевести их на территорию, где власть России оставалась непоколебленной.

Илья Анисимов.

Переход горских евреев под власть России не привел к немедленным изменениям в их положении, занятиях и в структуре общины; такие изменения наметились лишь к концу 19 в. Еврейские предприниматели сыграли важную роль в освоении нефтяных месторождений Бакинского района. Во второй половине XIX века установились контакты горских и грузинских евреев с евреями других частей России. В еврейской печати публиковались сообщения о кавказских евреях, в том числе письма и статьи путешественника Йосифа Йеhуды Чорного и горского еврея Ильи Анисимова.

Некоторые кавказские евреи также учились в литовской йешиве, а затем вернулись, чтобы служить раввинами в своих общинах. * Вскоре сионизм занял важное место в жизни местных евреев, а также «русских» евреев.

Численность горских евреев на Кавказе в 1897 г. составляла 7,038 человек.

20 век

Во время революции 1917 г. и гражданской войны (1918–21) евреи Кавказа пострадали вместе с другими жителями края. Многие горские евреи были вынуждены покинуть свои деревни и сконцентрироваться в городах. В этот период Кавказ служил транзитным путем для халуцим, ушедших из России в Эрец-Исраэль.

Горские евреи, 1920е годы

После установления советской власти на Кавказе в 1920–1921 годах условия для евреев были такими же, как и для евреев в России; но правительство вынуждено было учитывать особый характер этой пограничной области и стараться не оскорблять национально-религиозных чувств ее жителей, и евреи также извлекали выгоду из этой политики. Таким образом, местные евреи сохранили свое патриархальное общество, крепкие семейные связи и глубокую привязанность к национальной и религиозной традиции. Советские этнографы продолжали изучать быт и нравы кавказских евреев.

В период между окончанием гражданской войны и вступлением СССР во Вторую мировую войну важнейшими целями властей по отношению к горским евреям были их «продуктивизация» и ослабление позиций религии, в которой власти видели основного идеологического противника.

В области «продуктивизации» главные усилия, начиная со второй половины 1920-х гг., были сосредоточены на создании еврейских колхозов. В Северо-Кавказском (ныне Краснодарский) крае были основаны два новых еврейских колхоза в поселениях Богдановка и Ганштаковка (около 320 семей в 1929 г.). В Дагестане к 1931 г. около 970 семей горских евреев были вовлечены в колхозы. Были созданы колхозы и в еврейских деревнях и еврейском предместье Кубы в Азербайджане: в 1927 г. в этой республике члены 250 семей горских евреев были колхозниками.

К концу 1930-х гг. среди горских евреев наметилась тенденция к выходу из колхозов, но многие еврейские колхозы продолжали существовать и после Второй мировой войны; в начале 1970-х гг. около 10% представителей общины оставались колхозниками.

В отношении религии власти предпочитали, в соответствии со своей общей политикой на «восточной периферии» СССР, не наносить немедленного удара, но расшатывать религиозные устои постепенно, с помощью секуляризации общины. Была создана разветвленная сеть школ, особое внимание уделялось работе с молодежью и взрослыми в рамках клубов. В 1922 г. в Баку начала выходить первая советская газета на еврейско-татском языке «Корсох» («Рабочий») — орган Кавказского районного комитета Еврейской коммунистической партии и ее молодежной организации.

Газета, носившая следы сионистского прошлого этой партии (она была той фракцией Поалей Цион, которая стремилась к полной солидарности с большевиками), не вполне удовлетворяла власти и просуществовала недолго. В 1928 г. в Дербенте начала выходить газета горских евреев под названием «Захматкаш» («Трудящийся»). В 1929-30 гг. еврейско-татский язык был переведен с еврейского на латинский алфавит, а в 1938 г. — на русский. В 1934 г. в Дербенте был основан татский литературный кружок, а в 1936 г. — татская секция Союза советских писателей Дагестана (см. Еврейско-татская литература).

Произведения горско-еврейских писателей того периода характеризуются сильной коммунистической индоктринацией, особенно, в драматургии, которую власти считали наиболее действенным орудием пропаганды, что нашло выражение в создании многочисленных любительских театральных коллективов и основании профессионального театра горских евреев в Дербенте (1935). В 1934 г. был создан ансамбль танцев горских евреев под руководством Т. Израилова (1918-81, народный артист СССР с 1978 г.), знатока танцев, фольклора народов Кавказа. Волна террора 1936-38 гг. не миновала и горских евреев. Среди жертв был зачинатель советской культуры среди горских евреев Г. Горский.

Во время Второй мировой войны немцы кратковременно оккупировали некоторые из районов Северного Кавказа, где жили горские евреи. В тех местах, где имелось смешанное ашкеназское и горско-еврейское население (Кисловодск, Пятигорск) были уничтожены все евреи. Та же участь постигла население некоторых колхозов горских евреев в Краснодарском крае, а также поселения горских евреев в Крыму, основанные в 1920-х гг. (колхоз имени С. Шаумяна).

В районах Нальчика и Грозного немцы, видимо, ждали «профессионального» мнения «специалистов по еврейскому вопросу» насчет этой неизвестной им этнической группы, но отступили из этих мест до получения точных указаний. Большое число горских евреев участвовало в боевых операциях, и многие из них были удостоены высоких воинских наград, а Ш. Абрамов и И. Иллазаров — звания Героя Советского Союза.

После Второй мировой войны возобновилась, с еще большим размахом, кампания, направленная против религии, а в 1948-53 гг. было отменено преподавание на еврейско-татском языке, и все школы горских евреев превратились в русскоязычные. Были прекращены выпуск газеты «Захматкаш» и литературная деятельность на еврейско-татском языке. (Выпуск газеты в виде еженедельника возобновился в 1975 г. как реакция властей на бурный рост в среде горских евреев движения за репатриацию в Израиль.)

В 1959 г. на Кавказе (в том числе в республиках Азербайджан, Грузия, Армения, Дагестанская, Кабардино-Балкарская, Северо-Осетинская и Чечено-ингушская АССР) было более 25,000 горских евреев. Двумя крупнейшими еврейскими центрами были Баку (26 623 еврейских жителя) и Тбилиси (17 311). Более поздние сведения с Кавказа указывали на теплое национальное еврейское чувство среди грузинских и горских евреев, соблюдение религии в рамках патриархальной семьи, наличие синагог и раввинов (хахамим), тоску по земле Израиля.

Антисемитизм преследовал горских евреев и в послесталинское время. В 1960 г. газета «Коммунист», выходящая в Буйнакске на кумыкском языке, писала, что еврейская религия повелевает верующим добавлять несколько капель мусульманской крови в пасхальное вино. Во второй половине 1970-х гг., на почве репатриации в Израиль, возобновились нападения на горских евреев, в частности в Нальчике.

Культурно-литературная деятельность на еврейско-татском языке, возобновившаяся после смерти И. Сталина, имела явно рудиментарный характер. С конца 1953 г. в СССР публиковались на этом языке в среднем две книги в год. В 1956 г. начал выходить в свет альманах «Ватан Советиму» («Наша советская родина»), задуманный как ежегодник, но фактически появляющийся реже одного раза в год.

Основным, а иногда и единственным языком значительной части молодежи является русский. Даже представители среднего поколения пользуются языком общины лишь дома, в кругу семьи, а для беседы на более сложные темы вынуждены переходить на русский язык. Это явление особенно заметно среди жителей городов, где процент горских евреев относительно низок (например, в Баку), и в кругах горских евреев, получивших высшее образование.

Еврейское кладбище в Нальчике, 1993

Массовая эмиграция в Израиль и на Запад с конца 1980-х годов значительно сократила еврейское население к началу 21 века: примерно до 7500 человек в Азербайджане и едва ли 3000 человек в северокавказских республиках Российской Федерации.

В 1990-е годы основная часть горских евреев уехала в Израиль, Москву и Пятигорск. Сохраняются незначительные общины в Дагестане, Нальчике и Моздоке. В Азербайджане в посёлке Красная Слобода (в черте города Куба) (единственное в диаспоре место компактного проживания горских евреев) воссоздаётся традиционный образ жизни горских евреев. Небольшие поселения горских евреев появились в США, Германии, Австрии.

В Москве в начале 21 века община насчитывала несколько тысяч человек.[2]

Традиционная культура

До середины XIX века основным занятием были табаководство, виноградарством и виноделием (особенно в Кубе и Дербенте), а также разведением марены (растение, из корней которого добывают красную краску). Из числа виноделов вышли семьи первых горско-еврейских миллионеров: Ханукаевы, владельцы компании по производству и сбыту вина, и Дадашевы, которые, кроме виноделия, занялись к концу 19 в. и рыбным промыслом, основав крупнейшую в Дагестане рыболовецкую компанию.

Разведение марены почти полностью прекратилось к концу 19 в. — началу 20 в. в результате развития производства анилиновых красителей; большинство занимавшихся этим ремеслом горских евреев разорились и превратились в чернорабочих (главным образом в Баку, где горские евреи начали селиться в значительном числе только к концу 19 в., и в Дербенте), торговцев-разносчиков и сезонных рабочих на рыбных промыслах (в основном в Дербенте). Почти каждый горский еврей, занятый виноградарством, занимался и садоводством.

В некоторых поселениях Азербайджана горские евреи занимались главным образом табаководством, а в Кайтаге и Табасаране (Дагестан) и в ряде сел в Азербайджане — пахотным земледелием. В части деревень главным занятием было кожевенное ремесло. Эта отрасль пришла в упадок в начале 20 в. из-за запрета русских властей на въезд горских евреев в Среднюю Азию, где они покупали необработанные шкуры.

Значительная часть кожевников также превратилась в городских чернорабочих. Число занятых мелкой торговлей (включая торговлю вразнос) было относительно невелико в начальный период русской власти, но значительно возросло к концу 19 в. — началу 20 в., преимущественно за счет разорившихся владельцев плантаций марены и кожевников.

Зажиточных торговцев было немного; они были сосредоточены главным образом в Кубе и Дербенте, а к концу 19 в. также в Баку и Темир-Хан-Шуре и занимались в основном торговлей тканями и коврами.

Быт

Горские евреи

До начала 1930-х годов поселения состояли из 3-5 больших 3-4-поколенных патриархальных семьей (свыше 70 чел.), каждая занимала отдельный двор, в котором каждая нуклеарная семья (отец и мать с детьми) имела свой дом. Во главе большой семьи стоял отец, а после его смерти главенство переходило к старшему сыну.

Глава семьи заботился об имуществе, которое считалось коллективным достоянием всех ее членов. Он определял также место и порядок работы всех мужчин в семье. Его авторитет был непререкаем. Мать семейства или, в полигамных семьях, первая из жен отца семьи вела семейное хозяйство и наблюдала за работой, выполняемой женщинами: приготовлением пищи, которая готовилась и съедалась сообща, уборкой двора и дома и т. п.

Большие семьи, происходившие от общего предка, объединялись в тухумы (буквально `семя`). Бытовало многожёнство,[3] помолвки в младенчестве, выплата калыма (калын), обычаи гостеприимства, взаимопомощи, кровной мести (в случае неисполнения кровной мести в течение трёх дней семьи кровников считались родственниками].

Административное устройство

Сельской общиной руководил глава наиболее уважаемой или наиболее многочисленной семьи данного поселения. В городах жили в отдельных кварталах (Дербент) или предместьях (Еврейская, ныне Красная слобода г. Кубы).

Наиболее известно об общине Дербента — ею руководили три избранные ею лица (глава общины и два заместителя). Существовали 2 ступени раввинской иерархии:

  1. рабби, исполнявший роль кантора и проповедника в синагоге (намаз), учитель в начальной школе (талмид-хуна), резника;
  2. даян — выборный главный раввин города, председательствовавший в религиозном суде и руководивший высшим религиозным училищем-иешивой. Он был кантором и проповедником в главной синагоге города и руководил йешивой

В середине XIX века российские власти признавали даяна Темир-Хан-Шуры главным раввином горских евреев северного Кавказа, а даяна Дербента — южного Дагестана и Азербайджана.

Начиная с 1860-70-х гг. горские евреи стали селиться в городах, где ранее не проживали (Баку, Темир-Хан-Шура), и в городах, основанных русскими (Петровск-Порт, Нальчик, Грозный). Это расселение сопровождалось, по большей части, разрушением рамок большой семьи, так как лишь часть ее — одна-две нуклеарные семьи — переходила на новое местожительство. Даже в городах, где горские евреи жили издавна — в Кубе и Дербенте (но не в деревнях), — к концу 19 в. начался процесс распада большой семьи и появления, наряду с ней, группы семей нескольких братьев, связанных тесными узами, но уже не подчиненных исключительному и непререкаемому авторитету единого главы семьи.

Еврейские традиции

Религиозные устои среди горских евреев ослаблены более, чем среди грузинских и бухарских евреев, но все же не в той мере, как среди ашкеназов Советского Союза.

До сих пор сохраняются иудейские обряды, связанные с жизненным циклом (обрезание, свадьба, похороны), праздники (Пасха — Нисону, Пурим — Гомуну, Суккот — Араво и др.), пищевые запреты (кашрут). Но в то же время соблюдение Шаббата и еврейских праздников (за исключением Иом-Киппура, еврейского Нового года, пасхального седера и употребления маццы) непостоянно, а знакомство с порядком и традициями чтения молитв уступает знанию их в других «восточных» еврейских общинах бывшего Советского Союза.

Была развита демонология и вера в духов (Земирей — посылатель дождя, Иле-Нови — Элияhу hа-нави, Ождегое-Мар — домовой, Сер-Ови — водяной и т. п.), праздники в честь духов весны (Кесен-Бой) и осени (Гудур-Бой); известны девичьи гадания Кесен-Бой.

Фольклор — сказки (овосуна), которые рассказывали профессиональные сказочники (овосуначи), песни (ма’ани), исполняемые автором (ма’ниху) и передававшиеся с указанием имени автора.

Взаимоотношения с другими группами

Отношения с мусульманами

В дороссийский период взаимоотношения между горскими евреями и мусульманским населением определялись так называемыми Омаровыми законами (особым комплексом общеисламских постановлений по отношению к зимми). Но здесь их применение сопровождалось особыми унижениями и значительной личной зависимостью горских евреев от местного правителя. Во многих местах они считались крепостными правителей страны.

Согласно описанию немецкого путешественника И. Гербера (1728), горские евреи не только платили мусульманским правителям деньги за покровительство (здесь эта подать называлась харадж, а не джизья, как в других странах ислама), но и были вынуждены платить дополнительные налоги, а также «выполнять всевозможные тяжелые и грязные работы, к которым нельзя принудить мусульманина».

Евреи должны были даром поставлять правителю продукты своего хозяйства, участвовать в уборке урожая на его полях, в строительстве и ремонте его дома, в работах в его саду и винограднике и предоставлять ему в определенные сроки своих лошадей. Существовала и особая система вымогательства — диш-эгриси: взимание денег мусульманскими воинами «за причинение зубной боли» с еврея, в доме которого они ели.

Вплоть до конца 60-х гг. 19 в. евреи некоторых горных районов Дагестана продолжали платить харадж прежним мусульманским правителям этих мест (или их потомкам), которых царское правительство приравняло в правах к русскому именитому дворянству, и оставило в их руках поместья. Сохранялись также прежние обязанности горских евреев по отношению к этим правителям, вытекавшие из зависимости, которая установилась еще до русского завоевания.

Антисемитизм

Явлением, возникшим в районах расселения горских евреев лишь после их присоединения к России, стали кровавые наветы. В 1814 г. имели место беспорядки на этой почве, направленные против живших в Баку евреев, выходцев из Ирана, и последние нашли убежище в Кубе. В 1878 г. на основании кровавого навета были арестованы десятки евреев Кубы, а в 1911 г. евреи селения Тарки были обвинены в похищении мусульманской девочки.

К двадцатым-тридцатым годам 19 в. относятся первые контакты между горскими евреями и российскими евреями-ашкеназами. Но лишь в 1860-х гг., с опубликованием постановлений, разрешающих тем категориям евреев, которые имели право жить вне так называемой черты оседлости, селиться в большей части районов расселения горских евреев, контакты с ашкеназами России участились и упрочились. Уже в 1870-х гг. главный раввин Дербента рабби Яаков Ицхакович-Ицхаки (1848—1917) установил связи с рядом еврейских ученых Петербурга.

В 1884 г. главный раввин Темир-Хан-Шуры рабби Шарбат Ниссим-оглы послал своего сына Элияху (И. Анисимов) в Высшее техническое училище в Москве, и тот стал первым горским евреем, получившим высшее светское образование. В начале 20 в. открылись школы для горских евреев в Баку, Дербенте и Кубе с преподаванием на русском языке: в них, наряду с религиозными, изучались и светские предметы.

Отношение к Израилю

Видимо, уже в 40-х или 50-х гг. 19 в. стремление к Святой земле привело некоторых горских евреев в Эрец-Исраэль. В 1870-80-х гг. Дагестан регулярно посещают посланцы из Иерусалима, собирающие деньги для халуки. Во второй половине 1880-х гг. в Иерусалиме уже существует «Колель Дагестан».

В конце 1880-х или начале 90-х гг. поселился в Иерусалиме рабби Шарбат Ниссим-оглы; в 1894 г. он выпустил брошюру «Кадмониот йеhудей hе-hарим» («Древности горских евреев»). В 1898 г. представители горских евреев участвовали в работе 2-го Сионистского конгресса в Базеле.

В 1907 г. рабби Яаков Ицхакович-Ицхаки переселился в Эрец-Исраэль и возглавил группу из 56 основателей поселения близ Рамлы, названного в его честь Беер-Яаков; значительную часть группы составляли горские евреи. Другая группа горских евреев пыталась, правда безуспешно, осесть в 1909-11 гг. в Маханаим (Верхняя Галилея).

Иехезкель Нисанов, прибывший в страну в 1908 г., стал одним из пионеров организации Ѓа-Шомер (был убит арабами в 1911 г.). В Ѓа-Шомер вступили и его братья Йеhуда и Цви. Перед Первой мировой войной численность горских евреев в Эрец-Исраэль достигла нескольких сот человек. Значительная их часть поселилась в Иерусалиме, в квартале Бейт-Исраэль.

Одним из активных распространителей идеи сионизма среди горских евреев в начале 20 в. был Асаф Пинхасов, который в 1908 г. опубликовал в Вильне свой перевод с русского на еврейско-татский язык книги доктора Иосефа Сапира (1869—1935) «Сионизм» (1903). Это была первая книга, опубликованная на языке горских евреев.

Во время Первой мировой войны оживленная сионистская деятельность велась в Баку; в ней участвовал и ряд горских евреев. С особой силой развернулась эта деятельность после Февральской революции 1917 г. В Конференции сионистов Кавказа (август 1917 г.) приняли участие четыре представителя горских евреев, в том числе одна женщина. В ноябре 1917 г. власть в Баку перешла в руки большевиков. В сентябре 1918 г. была провозглашена независимая Азербайджанская республика. Все эти перемены — до вторичной советизации Азербайджана в 1921 г., — в сущности, не влияли на сионистскую деятельность.

Национальный еврейский совет Азербайджана, руководимый сионистами, создал в 1919 г. Еврейский народный университет. Лекции о горских евреях читал Ф. Шапиро, а среди учащихся были и горские евреи. В том же году Районный кавказский сионистский комитет начал выпускать в Баку газету на еврейско-татском языке «Тобуши сабахи» («Заря»). Среди активных сионистов из числа горских евреев выделялись Гершон Мурадов и уже упомянутый Асаф Пинхасов (оба впоследствии погибли в советских тюрьмах).

Жившие в Дагестане горские евреи видели в борьбе советской власти с местными сепаратистами продолжение борьбы между русскими и мусульманами, поэтому их симпатии были, как правило, на стороне Советов. Горские евреи составляли около 70 % красногвардейцев в Дагестане. Дагестанские сепаратисты и пришедшие им на помощь турки учиняли расправы в еврейских поселениях; некоторые из них были разрушены и прекратили существование.

Вследствие этого большое число живших в горах евреев переселилось в города на равнине вдоль берега Каспийского моря, главным образом в Дербент, Махачкалу и Буйнакск. После упрочения советской власти в Дагестане ненависть к евреям не исчезла. В 1926 г. и 1929 г. имели место кровавые наветы на евреев; первый из них сопровождался погромами.

В начале 1920-х гг. приблизительно 300 семьям горских евреев из Азербайджана и Дагестана удалось выехать в Эрец-Исраэль. Большинство из них поселилось в Тель-Авиве, где они создали свой «кавказский» квартал. Одной из наиболее ярких фигур этой второй алии горских евреев был Йеhуда Адамович (умер в 1980 г.; отец заместителя начальника Генерального штаба ЦАЃАЛа Иекутиэля Адама, погибшего во время Ливанской войны в 1982 г.).

В 1921-22 гг. организованная сионистская деятельность среди горских евреев была фактически прекращена. Волна репатриации в Эрец-Исраэль также прекратилась и возобновилась лишь 50 лет спустя: в конце 1973 г. — начале 1974 г, после Войны Судного дня. До середины 1981 г. в Израиль репатриировалось свыше 12,000 горских евреев.

Известные представители

  • Абрамов, Евда Сасунович — депутат парламента Азербайджана.
  • Абрамов, Шетиель Семёнович (1918—2004) — Герой Советского Союза[4]
  • Айан Бабакишиева (Аян) — азербайджанская певица
  • Адам (Адамович), Иекутиэль (1927—1982) — израильский генерал, заместитель начальника Генерального Штаба Армия обороны Израиля
  • Агарунов, Альберт Агарунович — Национальный герой Азербайджана.
  • Амалдан Кукуллу (Амал Данилович Кукулиев) — писатель[5]
  • Амирамов Ефрем Григорьевич (род. 11 апреля 1956 года, Нальчик, Кабардино-Балкарская АССР, РСФСР, СССР) — поэт, композитор, исполнитель песен и телевизионный продюсер.
  • Бабаев Леонид Измаилович — известный коннозаводчик.
  • Гаврилов Борис Гаврилович — (19О8-199О)-поэт, писатель, драматург, автор первых азбуки и букваря на горско-евр.языке(1940,дербент.диалект).
  • Гаврилов Михаил Борисович -(род.29декабря1926 г.) поэт, писатель, первый глав.редактор горс.еврейской газеты «Ватан»(Дагестан), первый глав.редактор «Кавказской газеты»(Израиль), засл. работник культуры Дагестана.
  • Гадилов Рахмани Бен Гадиил-Родился в 1902 году скончался в 1995 г. был главным раввином города Дербента 1963—1993 г.
  • Гилилов, Илья Менделевич — известный литературовед, автор книги «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого феникса»
  • Дадашев, Михаил Борисович — писатель, автор русско-татского (горско-еврейского) словаря
  • Дивилов, Семён (Залман) Ихиилович (1914—1988) — учёный-экономист, член коллегии ГОСПЛАНа Азербайджана
  • Елизаров, Матвей Сафаилович — Азербайджанский бизнесмен и меценат, Вице-президент Всемирного Конгресса Горских Евреев
  • Мушаилов Мушаил Ханухович Художник,Живописец. Член Союза художников СССР и Израиля.
  • Мирза Хазар — видный радиожурналист, публицист, переводчик Библии на азербайджанский язык
  • Жасмин (Сара Львовна Семендуева) — певица
  • Илиев, Зарах — московский предприниматель, владелец рынков
  • Илизаров, Гавриил Абрамович — известный хирург-травматолог
  • Иллазаров, Исай Иллазарович (1920—1944) — Герой Советского Союза[6]
  • Исмаилов, Тельман Марданович — российский и турецкий предприниматель
  • Год Нисанов — крупный московский бизнесмен, владелец торговых центров[7]
  • Семендуева, Зоя Юноевна — еврейская советская поэтесса
  • Сарит Хадад (Сара Ходедтов) — израильская певица
  • Яркони, Яффа (девичья фамилия Абрамов) — израильская певица

См. также

Примечания

Литература

  • Агарунов Я. М. Большая судьба маленького народа: (Воспоминания). М., 1995. 154 с.
  • Альтшулер М. Еhудэй мизрах Кавказ (Евреи Восточного Кавказа). Иерусалим, 1990 (אלטשולר מ. יהודי מזרח קאווקאז: תולדות היהודים ההרריים מראשית המאה התשע-עשרה. ירושלים, תשן, 1990. 668 עמ').
  • Анисимов И. Ш. Кавказские евреи-горцы: // Сборник материалов по этнографии, изданных при Дашковском этнографическом музее. М., 1888, выпуск 3. С. 171—322.
  • Вайсенберг С. А. Кавказские евреи в антропологическом отношении // Русский антропологический журнал, 1912, № 2-3. С. 137—163.
  • Горские евреи: История, этнография, культура. Перевод с иврита / Составитель и научный редактор В. Дымшиц; вступительная статья М. Членова; под общей редакцией И. Бегуна. Иер. — М., 1999. 464 с.
  • Горские евреи в Кабардино-Балкарии: Статьи, очерки / Составила С. А. Данилова. Нальчик, 1997. 174 с.
  • История и этнография горских евреев Кавказа: Материалы семинара 15-17 сентября 1997 года / Составила С. А. Данилова. Нальчик, 1998. 88 с.
  • Исход горских евреев: разрушение гармонии миров /Составила С. Данилова. Нальчик, 2000. 216 с.
  • Д. Магид, в: А. И. Браудо и др. (ред.), История еврейского народа, 12 (1921);
  • Миллер Б. В. Таты, их расселение и говоры: Материалы и вопросы. Резюме на французском языке. Баку, 1929. 44 с. Описаны таты-мусульмане, армяно-таты и таты-евреи.
  • Мурзаханов Ю. Очерк истории этнографического изучения горских евреев (XVIII — начало ХХ в.). М., 1994. 78 с.
  • Мурзаханов Ю. Современная семья у горских евреев Кабардино-Балкарии. М., 1994. 103 с.
  • Мурзаханов Ю. И. Горские евреи: Аннотированный библ. указатель. М., 1994.
  • Немирович-Данченко В. И. Воинствующий Израиль: (Неделя у дагестанских евреев). М., 1914. 108 с.
  • Семенов И. Кавказские таты и горские евреи: Некоторые сведения о них и проблемы происхождения. Казань, 1992. 27 с.
  • Семенов И. Г. О происхождении горских евреев. М., 1997.
  • Черный И. Горские евреи. // Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, 1870, выпуск 3. 44 с.
  • Членов М. А. Между Сциллой деиудаизации и Харибдой сионизма: горские евреи в ХХ в. // Диаспоры. Независимый научный журнал. М., 2000, № 3.
  • J.J. Chorny, Sefer ha-Massa’ot (1884);
  • A. Katz, Die Juden im Kaukasus (1894);
  • Bage, Les Juifs des montagnes et les Juifs géorgiens (1902);
  • R. Lowenthal, in: HJ, 14 (1952), 61-82;
  • U.S.S.R. Academy of Sciences, Institute of Ethnography, Narody Kavkaza, 1 (1960), 554-61;
  • A. Eliav, Between Hammer and Sickle (1967), 189—230;
  • M. Neishtat, Yehudei Gruzyah (1970).

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ГОРСКИЕ ЕВРЕИ в ЭЕЭ